Дополнение к дискуссии об «онлайн-тренингах для бедных» и «оффлайн-тренингах как luxury-сегменте для богатых»

Первоисточник: The New York Times.

Один из участников дискуссии (а именно, Андрей Близняков) верно отметил в комментарии к статье составляющие обучения («в низком разрешении»): тот, кто учится (1), знание/умение/опыт (2), канал передачи (3), источник искомого/тренер/ресурс (4). Однако вариативность существующих комбинаций этих и других элементов трансформации опыта (внутреннего и поведенческого) показывает, что каждый вид его осуществления (и/или передачи) имеет много как возможностей, так и ограничений.

Е-обучение справляется неплохо с определённым видом задач трансформации опыта (в-основном, маркируемые как hard-skills) и, показывая почти полную несостоятельность, совсем не может конкурировать в некоторых областях опыта (в целостной и непосредственной диагностике тренером отклонений от эталонной обучаемой модели поведения/реагирования (1), эмоциональной/мотивационной подпитке/заражении (2), личном контактном воодушевлении/поддержке (3), манипуляции с телом подопечного (4), тонкой коррекции его/её действий (5), копинге курсантами сложных поведенческих моделей/паттернов (6), управлении вниманием (7) и т.д.) с контактными методами обучения.

Моё дело как практика и исследователя (тренера по эффективным коммуникациям, социального психолога, психотехнолога и антрополога) не оценивать что-то как “хорошо” или “плохо”, а отметить наличие тенденции в образовательной отрасли (равно как и равноценной ей по силе контр-тенденции), а также обрисовать последствия воплощения альтернативных или промежуточных сценариев развития рыночной ситуации. Предупрежу сразу: я сконцентрируюсь на преимуществах в будущем усиливающейся тенденции (по-моему мнению тоже) сделать персонализированное оффлайн-обучение незаменимой частью премиум-сектора рынка навыкового корпоративного и/или персонального обучения/развития.

При оценке действенности различных форм навыкового обучения многое зависит от того, какую модель или даже метафору обучения вы поддерживаете. Проведу аналогию с “цифровым (digital)/дистанционным лечением”.

Если вы разделяете метафору “болезнь как дисфункция органа” – вы будете применять определённые методы лечения и будете собирать для этого определённые диагностические данные (“дистанционное лечение” годится и приветствуется в таком случае, равно как и коррекция состояния медикаментозными и хирургическими методами; для нас: подход “корпоративный/индивидуальный запрос – готовый типовый тренинг/вебинар/программа/курс (даже созданный по принципу Lego)”) – это сугубо утилитарный подход, его можно автоматизировать и интернетизировать, что сейчас уже успешно делается. Но возникает следующий важный для оценки результативности вопрос: излечивается ли болезнь (или же функциональная система организма или же человек? – вы что на самом деле лечите?) полностью или же при таком походе устраняется лишь непосредственно диагностируемые симптомы в нездоровом органе? Возможна ли ремиссия или возвращение/конверсия болезни в другие органы или переход/миграция к другой форме протекания? Это очень большой вопрос (цифровой) медицины современности, который ставит под вопрос существование целых отраслей развивающейся ныне активно digital-медицины.

Если ж вы разделяете метафору «болезнь как признак нездоровья всего организма” (а для нас: озвучиваемая потребность в тренинге как симптом «здоровья/нездоровья компании» и запрос на комплексное процессное консультирование), то вам понадобятся совсем другие данные диагностики (прежних данных будет недостаточно и они будут не настолько точными/релевантными в общей динамике; пример: повышенное давление зачастую – следствие дисфункции почек, хронический страх смерти связан с кардиологическими проблемами, головные боли – следствие травмы кобчика и т.д.; из нашей области: запрос на тренинг по тайм-менеджменту практически всегда – показатель страдающих основных бизнес-процессов и отсутствия эффективного процесса стратегического целеполагания и каскадирование целей в организации и т.п.; запрос на тренинг по стресс-менеджменту – следствие отсутствующей системы социальной менеджерской поддержки, нарушенных механизмов корпоративной мотивации и должного уровня необходимой профподготовки на рабочих местах и в «точках контакта»), – в таком случае, повышаются требования к экспертности/профессиональной подготовке/мастерству «доктора» и, соответственно, требуется больше времени/усилий на диагностику (которую нельзя осуществить силами самого пациента в силу его ограничений и ловушек мышления, среди которых «упрощённый взгляд дилетанта», “синдром Данинга-Крюгера”, «эффект сохранения лица и социальной желательности» и прогрессирующей закономерности «все люди врут, в первую очередь, себе»). Релевантные, валидные и надёжные данные о ситуации/состоянии системы труднее (а иногда невозможно) собрать дистанционно, соответственно, результат дистанционного лечения укладывается в гораздо более широкий диапазон итоговых неудачных решений/случаев со сложно предсказуемыми (иногда фатальными – “ой, простите, я нечаянно разрушил вашу систему продаж/управления!”) последствиями и трудно проясненной/объясняемой косвенной причинностью.

При метафоре «болезнь как следствие ненадлежащих социальных условий и нарушения близких связей первого порядка» нужны будут другие диагностические данные и другое лечение; а ещё есть «нарушение психического и энергетического баланса» (где диагностика по пульсу – до 240 вариаций), «неправильный образ жизни» (расстройства поведения и нездоровые микрорутины каждый день), «болезнь как результат жизни в дисфункциональной семье», «токсичная среда обитания» (физическое или химическое загрязнение среды проживания), «индуцированные ипохондрия и ятрогения», «сезонное понижение иммунитета», «износ функциональных систем», «мышечные зажимы и хронической напряжение гладкой мускулатуры», «воздействие вредного колдовства» (например, в Перечне психологических расстройств в современном Китае – аналог DSM-V) и т.д..

Исходя из подобных метафор «здоровья-заболевания-лечения», узко персонализированные данные невозможно или слишком дорого собирать дистанционно, вариативность и количество комбинаций признаков/факторов/симптомов бесконечно и в таких случаях практически всегда эффективнее контактировать с «доктором» лицом-к лицу, опираясь на его непосредственные наблюдения, квалификацию, инсайты, опыт, интуицию и диагностику-коррекцию в виде прямых мануальных/телесных манипуляций, доверяя его методам лечения и способам формирования рекомендаций.

Факт в том, что многие из этих действенных метафор/предположний о природе болезни приводят к излечению/исцелению, а само лечение не может быть осуществлено дистанционно “без присутствия, бдительного ока и тёплых рук целителя», без его непосредственного наблюдения, а иногда и прямого контакта с телом “клиента”. А время и квалификация целителя, как известно, стоит денег в обмен на персонализацию, время, личное внимание и человеческое участие.

Эта же аналогия релевантна и для навыкового тренинга с его бесчисленными комбинациями специфических методов (3) формирования нового комплексного (а не сложного – уверен, разница вам известна) знания/опыта (2), участников со своими индивидуальными особенностями/мотивациями/способностями (1) и подготовленного квалифицированного тренера/наставника/советника (4).

Возвращаясь к нашим «полям», адептам, сторонникам/апологетам несомненных преимуществ тотального е-обучения (и его различных форматов) предлагаю исследовать собственный опыт обучения/трансформации опыта (своего и/или своих курсантов) в таких социальных практиках как тантрический/чувственный секс, профессиональный массаж (пальпация мышечных зажимов или освоение остеопатических или мануальных приёмов), продвинутая йога, акробатика и/или сложные комбинированные телесные навыки (например профессиональные танцы, спортивная гимнастика или фигурное катание), прыжки с парашютом, подъём больших весов, практика боевых единоборств, выживание в нестандартных условиях, вождение автомобиля в сложных городских условиях, парковка в узкие места, экстремальное вождение, проведение полостных хирургических операций, контактная телесно-ориентированная психотерапия, эксперименты в контактной импровизации, танго и контемпу, кризис-терапия или психотравма-терапия острых состояний, успокаивание плачущих по непонятной причине пока неразговаривающих маленьких детей, тактическая стрельба в условиях реального огневого контакта, обучение устойчивости в жёстких переговорах с угрозой социального унижения, физического насилия и угрозы жизни близким, групповая психотерапия и управление групповой динамикой в разнородной группе акцентуированных участников, диагностика психических/физических состояний по изменению цвета кожи, видимого на шее пульса и микродвижениям, ведение переговоров с высокими ставками под угрозой необратимых потерь, или выступление перед живой активной недоброжелательной аудиторией и т.п.

Попробуйте дистанционно в онлайн-конференции похлопать по плечу/колену, приобнять для ободрения, пожать руку, сесть рядом и успокоить своим спокойствием и верой, незаметно подмигнуть конкретному адресату в группе, поставить чью-то руку, ногу, голову в нужное для необходимого эффекта положение, указать ладонью/пальцем в нужную точку тела, увидеть ситуацию целиком со стороны, показать пример лично в живой ситуации общения, услышать нюансы дыхания, увидеть движения “спиной” вне взгляда интернет-камеры, спрогнозировать реакцию на размер, цвет, запах, жест, напряжение в воздухе, присутствующий в ситуации триггер, прямой/агрессивный/сочувственный/презрительный/.. взгляд, остановить желание немедленно “выйти в окно” и т.п.. Желаю вам успеха в этом!

Поделитесь в комментариях успешным опытом обучения такого рода навыкам на расстоянии при «конвеерном»/«стандартизированном» обучении (без персонального подхода и физического присутствия наставника), освоение этих практик на должном уровне по массовым вебинарам, книжкам, в многочисленных или узких е-группах или по е-пособиям!

Е-обучение не заменяет совместно проживаемого опыта рядом! – это аксиома, не требующая доказательств. Я не утверждаю, что это совершенно ни для кого невозможно, я настаиваю, что этому обучаться лучше, быстрее, безопаснее и результативнее (но почти всегда, в краткосрочной перспективе, дороже) при чутком руководстве и под бдительным оком умелого, бывалого, более опытного и понимающего наставника, находящегося на расстоянии вытянутой руки, а не выглядывающего из компьютерного экрана или гаджета. И позволить себе такое обучение может далеко не каждый, а оценить его эффекты и достоинства не любому под силу.

Мой вывод: любой способ объединения четырёх представленных элементов успешного обретения нового опыта, особенного навыкового (можно смело использовать цикл Колба), даёт массу комбинаций, которые имеют свои возможности и ограничения. Они предъявляют огромное количество требований к качеству всех акторов процесса (к неодушевленным не в меньшей мере). Я утверждаю также, что существуют области опыта и социальной практики, которым невозможно эффективно научить(ся) дистанционно или с помощью техник обучения онлайн. Гораздо быстрее, продуктивнее и с лучшим результатом им стоит обучать(ся) в прямом непосредственном контакте с умелым наставником/тренером/знающим и более умелым партнёром, живыми “спарринг-партнёрами” (локально присутствующими рядом такими же учениками разной степени подготовки и жизненного опыта, т.е. в группе offline), и это будет почти всегда дороже, престижней, желаннее и безопаснее (за редким исключением) для обучающихся осведомлённых участников, чем аналогичное е-обучение у того же эксперта. Такое персонализированное контактное обучение будет доступно не всем и почти всегда будет действеннее, продуктивнее и результативнее, чем массовое конвейерное е-обучение у того же тренера.

И я добавляю вслед за автором статьи, что подобные практики контактного экспертного обучения (и/или трансформации опыта и социальных практик) будут закрепляться как элемент/признак социальной и профессиональной рандомизации (деления), продолжат оставаться неизменной частью образовательной моды и элементом индустрии «образовательного туризма». Оффлайн-тренинги в контактных группах с живым тренером будут элементом luxury-сервиса (премиум-сектора навыкового обучения на рынке) и, скорее всего, будут стоить дороже, чем дистанционное или е-обучение (при прочих равных условиях и наполнения контентом – иногда контента в оффлайн-тренингах будет даже значительно меньше за счёт проживания непосредственного совместного опыта). Передача опыта/мастерства в овладении сложными навыками от мастера к ученику через/в непосредственном контакте будет становиться (усиливая прежние тенденции) всё более престижной, дорогой и ограниченной формой обучения и lux-услугой для тех, кто может себе это позволить, кто страстно этого желает или кто настойчиво этого заслуживает.

«Образовательный интернетный Макдональдс» останется в сознании потребителей «доступным ширпотребом» и, в лучшем случае, застолбит место незаменимого элемента «начального/базового образования для широких масс» – читай для “бедных, слишком занятых и боязливых” (исключая, пожалуй, сектор дорогостоящих сценарных машинных поведенческих симуляций с функцией самообучения, осуществляющихся на дорогостоящем специальном оборудовании с сенсорной обратной связью в виртуальной реальности – что точно будет нескоро и станет, вероятно, премиум-сектором образовательных е-услуг). Зачем платить больше, если этого “мусора” полно в интернете или оно доступно на недорогих/условно бесплатных е-обучающих платформах? Исключением, пожалуй, будет ещё дистантное обучение у хороших, но слишком далеко локализированных тренеров/советников, интересных в идеях и одновременно “недоступных для непосредственного контакта» писателей/”интровертов по жизни”/кабинетных мыслителей/популярных блоггеров/селебрити/ психобобр/теоретиков/ невротиков, которые боятся живых/осязаемых/спрашивающих/скептичных/ошибающихся людей, непосредственного рискованного контакта с ними и/или формирующие вокруг себя ауру гуризма, непогрешимости, тайных умений и исключительности (таких всегда хватало во все времена, а дистанционный онлайн-формат усиливает эти возможности маркетингового «мозговтирательства» и интеллектуального мошенничества в разы).

Возможно, отличный обучающий е-контент пройдёт испытание временем (хоть это не факт на фоне его растущего количества и каждый день возникающего низкопробного квази-образовательного шлака вперемежку с драгоценными единичными бриллиантами обучающих технологий/техник нового уровня, которые погребены под слоем псевдо-, квази- и откровенно бесполезного, а иногда и вредного, ментального мусора) и, может быть, станет непререкаемой «классикой» в обучении определённым знаниям/умениям/навыкам (к сожалению, известной лишь настойчивым, читающим, практикующим и посвящённым).

А, соответственно, персонализированные и контактные образовательные услуги в рамках трансформационной экономики (в том числе оффлайновые навыковые тренинги (индивидуальные, открытые и корпоративные) определённых тематик) будут элементом шика, недостижимого проживаемого непосредственно опыта и, соответственно, будут доступны не каждому. Они будут рандомизировать, сегментировать и выстраивать иерархию не только среди участников, но и (в том числе) в рынке тренеров.

А заказывать их будут лишь те, кто знает толк в обучении, понимает, как оно действительно работает, заточен(ы) на эффективность, ориентирован(ы) получения живого опыта и полного включения всем телом в обучение (в т.ч. среди/вместе с другими), и одновременно может себе позволить платить за время, усилия, внимание и персональное мастерство тренера/наставника/советника обучать/тренировать/подсказывать/вести, вдохновлять/ мотивировать/фрустрировать/поддерживать на пути знания, достигать не-мгновенного, иногда мучительно давшегося, но действенного результата, и демонстрировать своё мастерство через успешных учеников.

Добавить комментарий